April 25th, 2007

Vedma

При съемках этого сна никто не пострадал.

Сон был очень странный. В том мире, куда я попала, я видела детей, подростков, очень умных, они почему-то причисляли меня к себе и все группировались в тайоне общество. Они общались мысленно на расстоянии, и линни их связей прорисовывались в воздухе. Постепенно стало ясно, что они уже ни от кого не зависят и неизвестно чего от них ждать... Их послания мне передавались через почтовый ящик, там были стихи, якобы бессмысленные шифры, разгадав котрые можно было понять информацию.

А потом началось странное. Неизвестно по чьей наводке, в городе стали появляться птицы. Тучи птиц. Воронов, больших, черных, ширококрылых. И у каждой птицы ошейник и датчик на ошейнике. Внезапно по чьему то незримому сигналу, птицы пикировали вниз на людей, на город, на улицы... Они никого не трогали, не нападали, но те, вокруг кого они пролетали начинали вести себя агрессивно. Собаки нападали на людей, дети начинали драться до крови, водители за рулем преследовали пешеходов. Начиналась давка, сумятица, паника, часто оканчивающаяся кровавым месивом... каждый раз погибали люди. Я стояла у окна в каком-то застекленном здании, передо мной открывалась перспектива на площадь, когда в очередной раз появились птицы. Это было и страшно и красиво. И... такое впечатление что кроме меня их больше никто не видел и опасности не понимал.

На себе я это прочувствовала оказавшись на улице. Еще проходя мимо магазинчика с оружием в переходе метро, на Курской (кстати, мгазинчик я проходила на яву, здесь, а не во сне), я еще подумала, что надо бы вооружиться на всякий случай, но толпа пронесла меня мимо.
Пришлось об этом сильно пожалеть. Серебристый Ауди гнал нас до самого тупика, где между зданий был довольно узкий проезд к скверу, с высокими толстоствольными платанами. Я летела напуганная, пригибаясь от птиц и прижимая Миху к себе. Миху я закинула на дерево, в котором оказалось небольшое дупло и велела сидеть тихо. Из Ауди выглянул мужик и, понимая, что проехать некуда, начал подзывать к себе.
Я уже карабкалась по веткам, когда он вышел из машины.
- И как мне вас, черт, подери, достать?
- Никак, вы здесь не проедете.
- Вижу.
- Мы сидим на деревьях, все.
Птицы уже удалялись, уровень агрессии начал падать и мужик, как сомнамбула, сам не понимая, что он тут делает поплелся к машине.
- Сиди тихо, - сказала я сыну...

Там же, на том же дереве сидела моя знакомая, с которой мы собственно и встречались на площади.
Позже, укрывшись в тени деревьев, мы шептались:

- Ты понимаешь что это? Это война, но с кем нам воевать и как бороться - я не знаю, мне очень страшно. Я безоружна, я даже мальчишку не могу защитить...
- Ты хотя бы видишь этих птиц...
- А что толку, они словно из воздуха, вижу, но их нет. Ни выстрелишь, ни пропорешь. Люди меняются внезапно, в какой момент и где мы будем - неизвестно. Как же дальше?

Я смотрю ей в глаза и чувствую как подкатывают слезы. Я смотрю на нее и вижу собсвенное отражение...

Позже я помню как стою в переходе и проверяю, хорошо ли сбалансирован нож на руке.
Vedma

(no subject)

Совершенно не чувствуешь время. Уже больше месяца я работаю здесь и каждая неделя проносится со скоростью паровоза. Щщщщщуххх... я просыпаюсь в субботу один в кругу подушек и медведей... щщщуххх... я просыпаюсь вечером в пятницу, сидя в кафе и доминая вкусный ужин... щщщщуххх... если так пролетит вся жизнь, это будет правильно?
Вот именно теперь я жалею, что у меня нет лишних батареек и что в сутках нет лишних трех часов на сон и дела. Я ничегошеньки не успеваю. Если в одном месте густо - в другом пусто. Столько всего пытаешься удержать в голове и зделать пра...