Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ktulhu

(no subject)

Подруга выпустила сборник своих стихов. А кое-кто (вы его знаете, ага) делал её портрет, который был принят лучшим и помещен в книгу. Держу её в руках. Чувство непередаваемое. Ужжасно рад! :)



Collapse )
Vedma

(no subject)

Не далее как вчера приезжала ко мне еще одна Прекрасная Дама (хотя я стараюсь сделать чтобы они все у меня были прекрасные, независимо от того, что они на эту тему думают). Я не знаю пока такого человека, которому нравилось бы в себе все. Каждый может к чему-то придраться и перед съемкой обязательно сообщит, что ЭТО он снимать боится, потому что ОНО у него СТРАШНОЕ/ТОЛСТОЕ/БОЛЬШОЕ/МАЛЕНЬКОЕ. И обязательно тут же заблокируется так, что надо практически вводить его в транс, чтобы он забыл, что он и где он и просто выдавал какое-то настроение, а не делал позу. "Покажи мне абсолютную власть во взоре, если бы ты была императрицей, а теперь покажи мне страсть, да, а теперь покажи мне как пройти в библиотеку... щелк" :)
Сейчас впечатления у меня неоднозначные, я открываю кадры и не знаю что с ними делать. Возможно еще не улеглось в голове то, как я это хочу увидеть в идеале. Первый кадр, который оформился прямо вчера вечером - вот:

UPD: Кхе-кхе, работа на реставрации:
http://fotki.yandex.ru/users/martmara1/view/144025/?page=0

Он вычищен до практически бестелесного, рисованого состояния. А я смотрю на него с мыслью, к чему бы еще придраться. Чего не хвататет? Или чего много? И как соблюсти баланс натуральности линий и не дорисовать/настирать лишнего.
Vedma

Баллада о терновнике

Я любила терновник,
и он мне был розовый куст.
Замыкаясь при встрече,
он дарил мне не алые розы из уст –
обжигавшие  речи.

Я любила его не касанием рук.
Мне прекрасный терновник
был одной из труднейших на свете наук
всех страданий бескровных.

Я любила его с каждой встречей сильней,
становясь все безмолвней.
И любовь ослепляла не жалами змей –
проницанием молний.

Я его ревновала к дождю и земле
каменистой, упорной,
и под самое небо уведшей  скале,
отторгающей корни.

Но однажды он отдал меня всем ветрам,
истерзавшим шипами.
И я шла  безоглядно , и слезы глазам
становились  дарами.

И я видела  –  путь мой безвиден и жгуч
и растет как терновник.
Только воздух зацвел  словно розы из уст ,
и забылся виновник.

А душа расширялась от боли в огне,
и как сон, что не снился,
первый встречный предстал предо мной и, ко мне
подойдя, поклонился.

  - Почему так исколоты руки твои,
исцарапана кожа?
Что ты знаешь, - спросил он, - о первой любви,
на нее так похожа?

И когда моих слез вдруг коснулись уста,
словно влажные листья,
боль меня отпустила и стала пуста,
словно дождь, что пролился.

Нежность солнца, как пламя, не знавшее уст,
рассвела   -   и меж нами
вспыхнул дикий и странный пылающий куст,
охвативший ветвями.

И тогда я узнала  свой бред  и тот сад -
рай далекий и странный,
от которого память хранила не взгляд –
уст священную рану.

И нежнее, чем ветер, повеявший вслед,
что   не шепчет любовник,
будто с первого неба пролившийся  свет,
говорил  мне терновник.

Автор - Гаянэ Ахвердян
поэтесса
моя крестная.